Размышления о социальной реабилитации бывших сектантов

Ответить
Аватара пользователя
Андрей Снегов
Проект "Антисаент.Ру"
Сообщения: 249
Зарегистрирован: 26 ноя 2017, 00:21

Размышления о социальной реабилитации бывших сектантов

Сообщение Андрей Снегов » 15 фев 2019, 13:05

Очень хороший и дельный пост в Фейсбуке сделал Василий Владимиров. Этот пост может быть очень полезен не только бывшим последователям деструктивных культов и сект, но и всем тем, кто хочет помочь другим в вопросах социальной реабилитации.

Размышления о социальной реабилитации бывших сектантов

Одна из больших проблем помощи пострадавшим от сект - их социальная реабилитация. Подчеркну - социальная, а не психологическая. Психолог - это специалист, время контакта которого с клиентом ограничено консультацией. Выходя из его кабинета, человек сталкивается всё с той же реальностью, что и была. Современный рыночный социум сам по себе весьма далек от благоприятной адаптационной среды для людей, имеющих психологические проблемы. Для бывшего сектанта нужна совершенно особенная переходная среда, совершенно особенные подходы к общению со стороны тех, кто поставил задачу помочь адаптироваться. Попробую сформулировать, как я это вижу:
1. Человеку, вышедшему из культа, часто нужно объяснять вещи, которые для всех остальных очевидны. И, одновременно, вместе задумываться над сложными, и, казалось бы, маловажными для обывателя вопросами, ответы на которые на самом деле будут кирпичиками того гейта, через который человек может выйти из собственной скорлупы заблуждений в пространство адекватного социального ориентирования. Здесь нужна готовность долго и внимательно общаться, не обижаться на глупости, проявлять терпение. О конкретике и тематике таких вопросов - ниже.
2. У бывших сектантов нередко бывают самые обычные проблемы со здоровьем. Причем, такие люди зачастую весьма подкованы в медицинских тонкостях и простой врач районной поликлиники их вряд ли воодушевит. Бывшим сектантам бывают нужны консультации квалифицированных медицинских специалистов и лечение имеющихся у них патологий, разъяснения и рекомендации по образу жизни. Всякий, кто хочет взяться за помощь этим людям в социальной адаптации, должен хорошо изучить основы физиологии и медицины, потому как от момента обращения человека к консультанту и до момента его контакта с профильным врачом в некоторых случаях, не имея медицинского образования, консультанту приходится проводить работу по разъяснению основ, а иногда и тонкостей, связанных с псевдомедицинскими воззрениями, опасными привычками, распространяемыми в сектах. На хорошем научном уровне предостеречь о проблемах домашних родов, "супердиет", практик измененных состояний сознания, со знанием деталей рассказать о рисках альтернативной медицины.
3. Настойчивость. Волевой фактор у людей, имеющих опыт сектантства, может быть весьма скромным. Прокрастинация, неуверенность, апатия, нежелание делать элементарные бытовые вещи, социализироваться, усталость от эндорфиновых и адреналиновых марафонов, резкие спады и подъемы, отсутствие привычки думать, - все это делает личность слабой. Просто кинуть человека в социум и сказать "плыви", сказать "иди делай свои дела и сам принимай решения" - будет неправильно. На начальном этапе всегда нужно помогать, а то и подталкивать, разжевывать варианты, вместе думать о мелочах и путях выбора. Не стесняться быть старшим товарищем. Не стоит опасаться, что вы станете для такого человека объектом зависимости. На первое время вы так и так им можете стать, потому как его модель восприятия окружающих ставит доверие и зависимость рядом. Однако, если в секте гуру свой авторитет использует для ослабления личности и собственных выгод, то консультант должен использовать свой авторитет таким образом, чтобы личность становилась сильной. Помогать человеку выстроить свой путь социализации таким образом, чтобы каждый раз он выполнял посильную задачу, со временем понемногу усложняя и стараясь по возможности создавать условия для того, чтобы человек чувствовал иногда от этого результат. Самостоятельность нельзя пытаться развить наскоком - это может травмировать.
4. Личный пример консультанта. От личности консультанта зависит очень и очень много. Иногда из секты выходит человек более морально чистый, чем все те, кто полагает, что может кого-то консультировать. Консультанту самому очень важно иметь здоровую иерархию смыслов и тонкую, детальную, выверенную до мелочей личную позицию по всем вопросам касающимся проблем аскетизма и излишеств. Во-первых, на консультанта всегда смотрят, как на некий образец. И если этот образец ведет себя в быту и на людях развязно, эгоистично, то доверия это не прибавит. Во-вторых, вышедшие из сект люди часто погружаются в одну из крайностей: наконец-то оторваться и взять от жизни всё, или же углубиться в радикальные нездоровые формы агрессивного аскетизма, в том числе лишая себя здорового питания, медицинского обслуживания, санитарных условий. И если у консультанта нет взвешенной собственной позиции по данной стороне жизни, то важный момент адаптации будет упущен.
5. Хорошее понимание педагогики. Во многом взаимодействие с бывшим сектантом вполне себе подчинено традиционным педагогическим закономерностям, описанным в профильных учебниках много лет назад, а сами проблемы адаптации часто схожи с теми, что имеют место у "трудных подростков".
6. Религиоведческая и философская подготовка, жизненный опыт. Вышедший из культа человек чаще всего находится в поиске своей парадигмы духовности. Светский подход к реабилитации вовсе не означает отсутствия философских и религиозных знаний. Другое дело, что они не должны навязываться. Такие знания нужны, прежде всего, там, где человек будет размышлять о границах здоровой религиозности и сектантства: эти границы обычно весьма сложно выстроить и процесс это долгий.
7. Светский характер реабилитации без навязывания религиозных, или, наоборот, атеистических взглядов. Как только бывшему сектанту начинает предлагаться какая-то готовая идеология, отталкивающаяся от ограниченной группы источников, а не от смыслов, не от возможности самостоятельно размышлять, он сразу получает большой соблазн, не развивая критическое мышление, целиком и полностью погрузиться в эту идеологию. Даже не погрузиться, а просто плюхнуться и в дальнейшем уже с неё не слезать. Номинально человек в этом случае из секты выйдет, но сектантом он по своей модели поведения останется, останется зависимой личностью, критическое мышление будет не развито. И в этом контексте без разницы, на какую идею человек бездумно и фанатично будет опираться, на атеистическую или на христианскую. Без осознанного взвешенного подхода он так и будет жить подъемами и спадами, ходить от общины к общине, как неприкаянный.
8. Позитивная группа. Нужно смириться с тем, что вышедший из культа человек нередко имеет высокий запрос на групповое общение. На сегодня современный российский социум представляет собой не всегда позитивное явление, не важно, идет и речь об общественных организациях, трудовых коллективах или людях на улице. Люди живут "в своем интересе". И если здоровый человек как-то в этом всём маневрирует, а то и вовсе не замечает, имея некоторую эмоциональную "толстокожесть", то для человека с нестабильной моделью социального взаимодействия это всё очень болезненно. И в этой связи, на мой взгляд, стоит весьма острая проблема полного отсутствия в нашей стране не то чтобы реабилитационных центров, но и просто групп социальной адаптации бывших сектантов. Того места, где вышедший из культа человек мог бы увидеть, что за пределами секты не так уж страшно, что самостоятельность и критическое мышление это интересно, что конструктивные модели социального взаимодействия возможны. Говоря проще, увидеть вне секты более-менее дружественный социум. Мне хочется верить, что когда-нибудь все, кто изучает проблему сект, придут к пониманию необходимости таких групп. Причем, безусловно, такие группы должны быть, с одной стороны, светскими, с другой - вполне себе идейно устойчивыми, не лишенными ценностей.
9. Ну и главное. Реабилитация бывших сектантов - процесс, как уже отмечалось в начале поста, не только психологический, но и социальный. Этим могут заниматься самые простые люди, получившие основы всех перечисленных выше знаний, имеющие в себе хороший запас терпения и сострадания. Совсем не обязательно иметь для этого десять дипломов по всем специальностям.
Из чего же может и должна состоять реабилитация людей, вышедших из секты? В чем заключается этот процесс?
1. Во-первых, это консультирование:
- общение с волонтерами-консультантами по общим вопросам, возникающим после выхода из культа;
- психологические консультации;
- консультации юриста, если такие нужны.
2. Во-вторых, это регулярное очное общение между собой тех людей, которые вышли из культов.
3. Получение общих философских и религиоведческих знаний.
4. Решение бытовых вопросов. Здоровье, трудоустройство, жилье, образование и профориентация.
5. Наработка позитивных социальных навыков. Коммуникация. Получение опыта коллективного взаимодействия в рамках труда и досуга. Пожалуй, что в некоторых случаях - волонтерство. Выйдя из секты, человек идейно опустошен. Его использовали. И раскрываться опять, подавать кому-то руку зачастую очень и очень тяжело. Но нужно. Понемногу, очень аккуратно, но давать понять, что вне секты социальные модели самоотдачи в целом могут быть более эффективны.
6. Отдельным пунктом - зачастую, но не всегда, необходимо наблюдение врачом-психиатром, консультации специалиста этого профиля, различные формы лечения.
7. Развитие критического мышления. Чтение тематических книг, посещение тематических лекций. Здесь следует сделать оговорку: некоторые современные популяризаторы, рассказывающие о критическим мышлении, одновременно с этим насаждают радикально атеистические идеи, причем весьма эмоционально, подменяя, как таковое, критическое мышление, агрессивными формами атеизма, где сам атеизм становится безальтернативным культом. И здесь нужно очень тщательно выбирать и лекторов и литературу, консультант должен сам хорошо понимать, что такое критическое мышление, уметь об этом поговорить, а не только дать книгу.
8. Получение знаний в области сектоведения и криминологии о деструктивных организациях и схемах их деятельности, о мошенниках и механизмах обмана. Книги, лекции, видеоролики, телепередачи и обязательно - беседы, общение на эти темы. Иногда можно встретить реактивное сопротивление, выраженное в форме "теперь я больше точно не попадусь" или "мне всё понятно про механизмы сект и больше не интересно". Такие ответы вовсе не означают, что реабилитирующийся всё понял. Они означают наличие психологического барьера для признания собственной ошибки и размышления над ней. Определённый здоровый интерес к сфере безопасности, к проблемам сектантства, мошенничества и обмана, у вышедшего из культа человека очень важно сформировать, так как риск повторного попадания в круги сторонников очередного лжеучения весьма велик в большинстве случаев. Делать это нужно деликатно и получается это не всегда быстро, на решение данной задачи могут уйти годы. Но оно того стоит.
9. Длительность реабилитации. Даже если человек давно вышел из секты и вроде как вышел с концами, всё равно с ним нужно поддерживать контакт. Внешние признаки успешной социализации через год-два после выхода очень обманчивы. Через три-пять лет такой человек может снова уйти в какое-то деструктивное течение или культ. Даже если он стал православным, никто не гарантирует, что его со временем не воодушевят культовые течения, имеющие место в православной среде.

Пока что всё написанное - лишь размышления. Сферический конь в вакууме. По факту на сегодняшний день вся реабилитация ведется разрозненными группами энтузиастов в условиях, приближенных к полевым, и способами, в большей степени кустарными, где-то по наитию, а где-то и вовсе между делом. Какого-то единого сообщества людей, занимающихся на системной основе реабилитацией сектантов, пока нет.
Ответить